Миф о трёхактной структуре, часть вторая: сколько на самом деле занимает экспозиция, и где она находится?

Философия трёх актов настолько глубоко сидит в умах, что даже те авторы, которые, казалось бы, давно от неё отошли или вовсе никогда ею не пользовались, тем не менее, подсознательно идут у неё на поводу, обедняя свою работу. Давайте разберёмся, к чему нас призывает «классическая» трехактная структура и какие концептуальные неточности в ней содержатся.

 

Самая распространенная формула, что есть первый акт длиной около 30 страниц, который называется «экспозицией», второй, длиной 60 страниц под названием «прогрессирующие осложнения», и третий, тоже 30-тистраничный, именующийся «кульминационное действие». Одни названия этих актов могут серьёзно сбить с толку. При том, что и «экспозиция», и «прогрессирующие осложнения», и «кульминационное действие» - безусловно, части драматургии, ни то, ни другое, ни третье не может являться основной функцией акта. Если есть человек, который действительно способен написать «кульминационное действие» на 30 минут, то он уже давно должен быть самым востребованным сценаристом Голливуда. Равно как и то, что если вы правда напишете голую экспозицию на 30 минут, то можете смело претендовать на титул “самый скучный драматург планеты”.

 

Как вы уже, вероятно, знаете из предыдущей части этой статьи, удобно делить фильм на акты приблизительно равной длины. И хотя возможно сделать один акт в два раза длиннее другого, это редко бывает удобным. Так вот каждый из актов содержит в себе и экспозицию, и прогрессирующие осложнения, и кульминационное действие. То есть все три, четыре, пять, в общем, столько актов, сколько у вас получится, они все устроены по одному принципу. По одному принципу – означает, что у них одни и те же задачи: содержать сюжетное движение, которое вызывает эмоции, через которые постепенно раскрывается смысл истории.

 

Теперь давайте подробнее остановимся на экспозиции. Что же это такое, и почему первый акт на самом деле не является экспозиционным? Основная концепция, с которой я работаю, - смысл истории доносится нами до зрителя через эмоции. А чтобы зритель смог испытывать эмоции, ему нужна информация. Или по-простому: зрителю нужно знать что-то про героев, чтобы он мог им сопереживать. Так вот, в общем случае экспозиция - это информация о событиях, не показанных на экране, но необходимая для понимания и сопереживания происходящему.

 

Первое слово, на которое нам следует обратить внимание в данном определении - слово «необходимая». То есть, мы были бы рады пропустить весь этот скучный процесс объяснения зрителю, что же произошло прежде, и сразу перейти к самому интересному - к рассказу истории, но, увы, пока мы не узнаем необходимый минимум, история не будет нам понятной. Но поскольку мы все же хотим как можно быстрее перейти к рассказу истории, то даём минимум информации. А точнее, минимум, который нам необходим, чтобы понять первую сцену. Обратите внимание, нам не нужно одномоментно вываливать всю необходимую информацию про сложности взаимоотношений наших персонажей, мы можем размазывать ее вдоль повествования, перемешивая ее с действием.

 

Именно поэтому первый акт никак нельзя считать экспозиционным. В хорошей драматургии часто можно видеть примеры, как какая-то информация из предыстории рассказывается буквально за 15 минут до конца, аккурат перед тем, когда она требуется.

Да, это правда, что в первом акте, как правило экспозиции больше, а в каждом последующем всё меньше. Тем не менее, экспозицию как неизбежное зло стараются максимально равномерно распределять по актам.

 

Второй интересный момент из определения экспозиции, что в нём говорится о «событиях, не показанных на экране». И тут важно, что речь идет о любых событиях, произошедших вне экрана, в том числе хронологически стоящих после начала истории. Это понимание очень сильно расширяет творческие возможности автора по сравнению с пониманием экспозиции как сугубо предыстории.

 

Допустим, у вас есть сцена, которую вы никак не можете заставить работать, но событие, которое происходит в этой сцене, важно для повествования. С новым пониманием экспозиции это - не проблема. Вы просто вырезаете сцену и экспонируете событие, которое в ней произошло. То есть, вместо того чтобы персонажи ругались на экране, вы просто в одной из следующих сцен рассказываете о результатах этой ссоры, и плохая сцена в корзине без ущерба для смысла.

 

В заключение хочу поделиться с вами своим любимым приёмом работы с экспозиций, который позволит вам делать её максимально незаметной, но при этом не забывать зрителю сообщить важную для него информацию.

 

Итак, как мы уже разобрались - основная сложность работы с экспозицией заключается в том, что она должна постоянно перемешиваться с действием. Если вы будете писать историю и одновременно следить, чтобы она была и интересной, и понятной, то, скорее всего, одна  из этих задач будет пущена в ущерб другой. Поэтому лучше эти две задачи разделить и выполнять их последовательно. Сначала вы делаете предположение, что ваш зритель может читать ваши (автора) мысли и ещё до начала истории знает о прошлом персонажей всё, что ему необходимо. Теперь вы пишете историю и сосредотачиваетесь на построении как можно более интересного действия и конфликтов, вообще не думая об эксплозии. Таким образом вы автоматически избавляетесь от занудного начала, ведь ваше действие начинается уже на первой странице. Когда история закончена, вы читаете её и внимательно выписываете, а что же всё-таки зрителю нужно знать, чтобы всё понимать. И последним этапом переписываете сценарий, вплетая в действие всю необходимую информацию и стараясь максимально распределить её по длине сценария.

 

Используйте эту технику, и обещаю, что ваши сценарии станут намного динамичнее, и интереснее для чтения.

Веб-портал JooMix.